Рецепт коктейля Римский Бунт

Продолжаем развиваться. Учим напитки: коктейль Boulevardier, 1794 Cocktail и Old Pal

Нью-Йорский Harry McElhone уже переехал. Здоровым , жизнерадостным , дымящим сигары Гарри можно было раньше застать в баре отеля Plaza в Нью-Йорке. Чувствуя приближение сухого закона, Гарри ещё до Акта Волстеда покинул США и оправился сначала в Ciro’s, London, затем в Deauville, France, и только в Париже он открыл свой бар Harry’s New York Bar. Как здесь, так и в других Американских барах сервировали напитки, появившиеся перед сухим законом, так и напитки рожденные уже с Европейскими ингредиентами, а создавали их с особой изобретательностью не только бармены, Гарри, но и сами гости заведения.

Коктейль Old Pal (Старый Приятель) был приготовлен на канадском ржаном виски, французском сухом вермуте и Campari. Чем то он нам напоминает старый добрый Negroni, но с виски вместо джина и использованием сухого вермута, вместо сладкого. Впервые коктейль появился в 1922 году в книге Harry McElhone «ABC of Mixing Cocktails». В книге он описывает что изобретателем был некий Sparrow Robertson, работающий спортивным редактором New York Herald в Париже. Позже напиток был утерян из репертуара Макэллона, возможно из за сложности привоза канадского виски!

Но уже в 1927 году в своей очередной книге «Barflies and Cocktails» Гарри опубликовывает схожий коктейль, в котором заменяет канадский виски на бурбон, сухой вермут на сладкий, и переименовывает его в честь журанала для американцев «Boulevardier», редактором которого являлся некий Erskine Gwynne , писатель, светский лев, племянник магната железной дороги Alfred Vanderbilt.

В дальнейшем появилась модернизация этого напитка, с таким названием как «1794 Cocktail», приписанная авторству Dominic Venegas..Это естественная эволюция, в ходе которой бурбон был заменен насыщенным американским ржаным виски, так же было изменено соотношение напитков, где виски преобладал в большей части, а Campari играл легкую дополнительную роль, и присутствовал шоколадный биттер. Коктейль был придуман в память о «Восстании Виски» 1794 года. Тогда в 1700-х годах взымался налог с виски, с целью «залатать дыру» в бюджете проделанную Конфедератами, которые запрещали налогообложение Штатов. В рамках нового правительства начал свою деятельность в 1789 — после ратификации Конституции США — министр финансов Александр Гамильтон установил налог, что бы помочь решению долговых обязательств.

Новый налог не распространялся на крупных производителей находящихся на востоке, дистиляторы запада и независимые фермеры отказались платить, подняв восстание, а в последствии были вызваны в суд со стороны правительства. В конечном итоге это привело к битве Bower Hill в Пенсильвании — где погибло множество людей.

Стоит заметить, что это были первые напитки в печати, в состав которого входил Кампари. Они одновременно просты и сложны в своем приготовлении, дают возможность подбора правильного баланса и игры во вкусе! Хотя такая классика как «Americano» и «Negroni» появились гораздо раньше.

Рецепт Old Pal:
30ml — canadian rye whisky
30ml — dry vermouth
30ml — Campari
orange peel

Рецепт Boulevardier:
30ml — bourbon
30ml — sweet vermouth
30ml — Campari
orange peel/maraschino cherry

Рецепт 1794 Cocktail:
40ml — rye heavy whiskey
20ml — sweet vermouth
20ml — Campari
1dash chocolate bitter
orange peel

Вкусовые заметки: все три коктейля достаточно мощные и насыщенные, с выраженным горьковатым вкусом. Не смотря на то что напитки кажутся похожими, основа виски дает все же разные оттенки. В первом коктейле это легкость канадского виски с яркой горечью и сухостью, во втором — это сладость бурбона и красного вермута. И в третьем — это воспроизведение первоначальной версии коктейля Boulevardier, где бурбон заменяется насыщенным ржаным виски с добавлением шоколадного биттера, и преобладает над травяной горечью.

dsvisd

грузчик печального образа

Здравствуйте, товарищи! Сегодня вашему вниманию представляется.

ХИТПАРАД РЕВОЛЮЦИОННЫХ КОКТЕЙЛЕЙ! 😀

Наш необычный хитпарад является одновременно и социологическим опросом, ведь оценивать претендентов в этом социаличтическом соревновании предстоит сразу по нескольким критериям: 1) Ингредиенты — вот что важно — вам интересен их оригинальный состав, или дороговизна, престиж производителя и прочие буржуазные излишества?)); 2) Приготовление и сервировка — купитесь ли вы на внешние эффекты или. купитесь на что-нибудь другое :D; 3) Классовая выдержка — у коктейлей и их ингредиентов, ведь, может быть своя история! А вдруг это какая-нибудь идеологически неправильная история? :); 4) Вкус, аромат, . Маловероятно, что вы хоть что-то из этого всего пробовали, но можно пофантазировать — дерзайте!

Система подсчета голосов. Давайте сделаем так — каждому коктейлю в отдельности вы сможете выставить оценку по десятибальной шкале, но на всякий случай в конце будет традиционная голосовалка

И наш первый претендент:

I. Коктейль «Большевик» (он же — «Русский блондин»).

На самом деле — вариация «Белого русского», но кто такие белые — все знают. А вот «Большевик» — гораздо более интереное явление, впрочем, для начала — рецепт:

В бокал old fashion кладете кубики льда, затем последовательно наливаете 1/4 кофейного ликера Kahlúa, 2/4 водки и 1/4 Baileys Irish Cream.

Что изменилось по сравнению с белыми?)) Вместо безалкогольных сливок появился Baileys Irish Cream крепостью 17% об.! Градус будет порадикальнее, но в этом и шику больше, что странно — стереотипный большевик — это крайне демократичный тип — усатый рабочий-путиловец в кепке. Однако среди большевиков, как известно, было множество дворян, не желавших впустую прожигать знания и таланты, которые они в себе развили благодаря своему общественному положению. Взять хотя бы самого Ленина, Антонова-Овсеенко, Александру Коллонтай или представителя одного из древнейших дворянских родов России Георгия Чичерина! Не случайно первые составы Совета Народных комиссаров РСФСР считались самими образованными правительствами Европы своего времени.

II. Коктейль. «Ёрш». Следующие два коктейля — настоящее воплощение крайнего радикализма и удара по буржуазной рациональности :). Первый из них — легендарный «Ёрш». Человек слабый, конечно, сляжет от такого напитка, но настоящий промышленный пролетарий — это вам не офисный планктон! После тяжелого рабочего дня может отлично прочистить мозги и одновременно смочить пересохнувшее горло, а на следующий день можно и стачку устроить :D!

Приготовление: в полулитровую кружку с пивом налить 30 — 60 грамм водки (по вкусу, как говорится). Есть еще вариант, который предпочитаю лично я — 50 — 100 грамм водки запивается кружкой пива, можно рюмку водки выпивать не полностью и запивать половиной кружки пива, а затем повторять процедуру так, чтобы уже ничего не осталось :).

III. Коктейль. «Слеза комсомолки». Не менее легендарный коктейль из культовой алкогольной поэмы Венечки Ерофеева «Москва — Петушки». И хотя сам рецепт появился в годы упадочной горбачевщины, в условиях ее уродливых реформ и «сухого закона», сам образ, который ограниченными средствами пытались воспроизвести народные умельцы — образ в высшей степени положительный, как бы не портили его позднейшие застойные «комсомольцы» и «комсомолки», сменявшие партбилеты на чековые книжки в 90-е. Впрочем, предоставим слово Ерофееву: «Пьющий просто водку сохраняет и здравый ум, и твердую память или, наоборот, теряет разом и то и другое. А в случае со «слезой комсомолки» просто смешно: выпьешь ее сто грамм, этой «слезы» — память твердая, а здравого ума как не бывало. Выпьешь еще сто грамм — и сам себе удивляешься: откуда взялось столько здравого ума? И куда девалась вся твердая память.

Даже сам рецепт «слезы» благовонен. А от готового коктейля, от его пахучести, можно на минуту лишиться чувств и сознания. Я, например, лишался.

Лаванда — 15 г., Вербена — 15 г., [одеколон] «Лесная вода» — 30 г., Лак для ногтей — 2 г., Зубной эликсир — 15 г., Лимонад — 150 г.

Приготовленную таким образом смесь надо двадцать минут помешивать веткой жимолости. Иные, правда, утверждают, что в случае необходимости жимолость можно заменить повиликой. Это неверно и преступно! Режьте меня вдоль и поперек — но вы меня не заставите помешивать повиликой «слезу комсомолки», я буду помешивать ее жимолостью. Я просто разрываюсь на части от смеха, когда вижу, как при мне помешивают «слезу комсомолки» не жимолостью, а повиликой…» Вот такой Soviet Trash! No comment. Здравый смысл подсказывает, что лучше использовать бокалы типа highball или tumbler.

IV. Коктейль «Революция» (Вариант I). Дельше идут просто «революции». Ну речь, естественно, о названиях коктейлей, так-то понятно, что революции просто так не происходят — если это настоящие революции, то причину следует искать в гуще народных масс, если нет — то в подковерных интригах верхов. Первый вариант коктейля «Революция» не обладает никакой особой историей и всего лишь найден вашим покорным слугой на одном французском сайте про коктейли.

Приготовление: 5 частей лимонада, 4 части белого рома, 2 части мятного ликера и 1 часть лимонного сока смешивается в шейкере и выливаются в бокал tumbler. И ненужно никакого украшательства! Про лёд в рецепте ничего нет, но теоретически с ним можно быстро смешать ингредиенты в шейкере, которые потом следует отцедить и/или добавить колотый лёд в бокал. Лёд вроде бы пригодится, так как это по идее — лонгдринк.

V. Коктейль «Революция» (Вариант II). Ничего общего с первым вариантом не имеет. Обнаружен идейным вдохновителем сего социалистического соревнования на сайте коньячного дома Otard. Между прочим, история этого дома непосредственно связана с Великой Французской буржуазной революцией! Дело в том, что его основатель — барон Жан-Батист Отар, родившийся в 1763-м году в окресностях города Коньяк, в 1793-м году был приговорен революционными властями Франции к смерти. Сайт компании, конечно, не вдается в подробности и не говорит в чем там было дело — ведь часто, именем якобинской диктатуры, боровшейся за интересы демократических слоев французского общества прикрывались настоящие проходимцы, которые впоследствии и учинили термидорианский переворот, а в 1793-м году применяли совершенно неоправданные по жестокости, даже в рамках политики террора, методы. Впрочем, думается мне, кто бы ни вынес барону смертный приговор, дела это не меняет — Жан-Батист Отар — может и талантливый в своем роде человек, но отнюдь не невинная овечка — правом мёртвой руки наверняка успел попользоваться и это — как минимум! Дворянство в массе своей не переставало вставлять третьему сословию палки в колёса. Но барону повезло — за день до казни его освободили по версии коньячного дома Otard «хорошие люди». Отар отправился в эмиграию, в Англию, а когда термидорианцы сделали свое чёрное дело, благополучно возвратился на родину, в 1795-м и реализовался в новой Франции как весьма успешный предприниматель. В память о тех бурных годах, наверно и создан коктейль. Но право же, при всем уважении к коньяку, лучше бы хорошие люди 9 Термидора успешно освободили бы Максимильяна Робеспьера. Но! Передем к рецепту:

На одну порцию понадобится 3 бокала — 1 whisky tumbler и 2 snifter’а (бокалы для распития коньяка). В бокал под виски наливается горячая вода! На него ставится снифтер с 40 мл коньяка BARON OTARD XO Gold Cognac. В коньяк опускаются ягоды малины (2 — 3, по идее), которые должны в нем слегка промариноваться. Затем из надрезанного апельсина в снифтер выжимается несколько капель сока и наконец смесь поджигается! Горящую смесь следует несколько раз быстро перелить из одного снифтера в другой. Как всегда в таких случаях следует действовать очень осторожно, чтобы бокал с горящей жидкостью не лопнул. Сначала подается малина, а потом уж выпивается жидкость. Только не вздумайте пить горячую воду! 😀

Диета легионеров

Чтобы совершать дальние переходы, стоять ночью на страже и сражаться с противником в бою, солдат должен быть накормлен. Если пренебречь этим правилом — война может закончиться, даже не начавшись. Вегеций, крупнейший теоретик римского военного дела, писал: «Чаще войско губит недостаток продовольствия, чем битва, голод страшнее меча». Что же ели римские легионеры в походах и находясь на постое?

Катон Старший приводит рецепты различных блюд, взятых им, очевидно, из крестьянского быта. Они включали ячменную и пшеничную крупу, овечий сыр, молоко и мёд. Из зерна варилась жидкая похлёбка наподобие супа, каша, выпекался хлеб или готовились сухари. Мясо, судя по этим рецептам, ели нечасто, однако с ростом благосостояния оно также появляется в рационе.

Военный хлеб (panis militaris)

Основу походного рациона у римлян, как и у греков, составлял хлеб (panis militaris). Он не портился на жаре, как мясо, рыба, овощи или фрукты, и его было легко достать, перевозить и хранить в больших количествах, невзирая на погодные или климатические условия. Во времена Полибия римский пехотинец получал в месяц довольствие в виде 26 кг хлеба. В некоторых случаях это могли быть сухари, особым образом выпеченные и высушенные. В эпоху Поздней империи такие сухари назывались буцеллатум (bucellatum). Однако гораздо чаще солдатам выдавалось зерно, которое они сами должны были молоть на ручных жерновах и выпекать на угольях. Получавшийся в результате хлеб грубого помола был более питательным и легче усваивался организмом в сравнении с дрожжевым белым хлебом.

Суточная норма потребления калорий для человека возрастом между 18 и 30 годами и весом 65 кг колеблется между 2990 и 3530 калориями в день в зависимости от уровня его физической активности. Калорийное содержание зерна пшеницы составляет примерно 3340 калорий на килограмм, ячменя – 3240 калорий на килограмм, проса – 3780 калорий на килограмм. Таким образом, для удовлетворения минимальной суточной потребности в калориях воин должен был потреблять примерно 1,2 кг хлеба. Это несколько больше того количества зерна на месяц, о котором писал Полибий, однако следует помнить, что солдаты питались не одним только хлебом. В их рацион входили также бобы, овощи, зелень, сыр, масло и другие продукты, объём которых, впрочем, мог значительно варьироваться в зависимости от времени.

Хлеб оставался основой военного рациона и в армии императорской эпохи. Теми же сухарями, что и его солдаты, питался суровый наместник Британии в 180–184 годах Ульпий Марцелл. Император Каракалла, стремясь заручиться симпатиями своих солдат, часто разделял с ними трудности военного перехода. На привале вместе с ними он также молол зерно и запекал хлеб, как о том рассказывает историк Геродиан:

Ели ли римские солдаты мясо?

Рассказ Аппиана о неудачной кампании Луция Лукулла в Центральной Испании зимой 151–150 годов до н.э. породил среди части историков ложное представление о том, что римские солдаты совсем не употребляли в походе мясо:

«Они страдали от необычайности местной пищи: у них не было вина, соли, уксуса, растительного масла; питаясь пшеницей и ячменем, большим количеством мяса оленей и зайцев, печеным без соли, они страдали расстройством желудка, и многие из них от этого умирали».

Следует, однако, обратить внимание на исключительное стечение обстоятельств, которое породило такую ситуацию. В схожем положении в 59 году н.э. оказались воины Гнея Домиция Корбулона, которым во время перехода по бесплодной каменистой местности в восточной части Малой Азии при недостатке воды пришлось утолять голод одним только мясом, быстро портившимся в условиях изнуряющей летней жары.

При обычном положении вещей мясо являлось частью повседневного рациона римской армии. Публий Сципион Эмилиан, в 133 году до н.э. наводя порядок в своей армии, разложившейся под стенами Нуманции, запретил, по словам Аппиана, всю посуду, кроме вертела, медного горшка и чашки. Солдаты должны были есть мясо, варёное или жареное. Кроме мяса, по словам Плутарха, солдаты должны были питаться хлебом и похлёбкой. То же самое сделал Квинт Метелл Нумидийский в 109 году до н.э., запретив солдатам употреблять в пищу мясо кроме насухо жаренного или варёного.

Император Адриан, сам сторонник строгой военной дисциплины, подражал своим предшественникам, как о том рассказывает его биограф Элий Лампридий:

«Сам среди их манипул он исполнял обязанности военного начальника, с удовольствием питаясь на глазах у всех обычной лагерной пищей, то есть салом, творогом и поской по примеру Сципиона Эмилиана, Метелла и своего приемного отца Траяна».

Обуглившаяся буханка римского хлеба из Помпей. Хлеб имел вес около 1 фунта и стоил примерно 2 асса за буханку. Национальный музей археологии, Неаполь

В римской армии существовал традиционный культ «дисциплины предков», сторонники которой считали своим долгом ограничивать рацион воинов, по крайней мере на время похода. Одним из таких полководцев был Авидий Кассий, который, по словам своего биографа:

«Во время похода запрещал воинам иметь при себе что-нибудь, кроме сала, солдатских сухарей и винного уксуса, а если находил что-либо другое, то подвергал роскошествовашего тяжелым наказаниям».

Похожие истории рассказывали также и о Песценнии Нигре:

«Он приказал, чтобы во время похода никто не пил вина, чтобы все довольствовались винным уксусом. Он запретил во время похода следовать за войском пекарям и велел воинам и всем прочим довольствоваться солдатскими сухарями. За похищение одного петуха он приказал отрубить голову десятерым воинам одного манипула, которые ели вместе этого петуха, похищенного одним, и он привёл бы этот приказ в исполнение, если бы не просьбы всего войска, которое угрожало чуть ли не мятежом. Пощадив осуждённых, он приказал, чтобы те десятеро, которые ели краденого петуха, заплатили за петуха провинциалу в десятикратном размере. Сверх того, он отдал приказ, чтобы в течение всего похода никто из воинов этого манипула не разводил огня, никогда не ел свежесваренной пищи, питался бы одним хлебом и холодной водой и назначил наблюдателей за выполнением этого приказа».

Вегеций в руководстве по военному делу даёт читателям подробные инструкции о том, как готовить город к осаде и как должны питаться осаждённые:

«При малейшем подозрении на подобного рода возможность землевладельцы должны старательно свезти в город все запасы продовольствия, чтобы у них самих было изобилие пищи, врагов же недостаток продовольствия принудил бы уйти. Не только свиней, но и всех животных, которых нельзя продержать в заключении, надо зарезать и засолить, чтобы, имея поддержку в мясе, можно было меньше тратить хлеба. Домашняя же птица, которая не требует расходов, кормится в городе и необходима для больных. Особенно нужно запасать фураж для лошадей; чего нельзя увезти, то должно быть сожжено; нужно собрать запасы вина, уксуса и разных плодов и яблок, чтобы ничего из того, что может быть использовано, не оставлять врагу».

В другом месте он даёт схожие наставления:

«Нужно всячески наблюдать, чтобы не было затруднений зимой в дровах и в фураже, летом в воде. Во всякое время не должно существовать недостатка в зерне, винном уксусе, а особенно соли…».

Хорошее представление о запасах продовольствия, которыми римская армия питалась на зимних квартирах, даёт перечень продуктов, который в 39 году до н.э. Ирод потребовал предоставить у самарийских общин: «хлеба, вина, оливкового масла, скота и всего прочего, чтобы его войско не терпело ни малейшего недостатка».

В условиях гарнизонной жизни добавлением к «походному пайку» являлись зелень, овощи, сыр, мясо различных сортов, оливковое масло и хорошее вино. Большинство необходимых продуктов поставлялось местными общинами в качестве взымаемых государством налогов. В случае нехватки припасов, вносимых таким образом, государство могло закупить необходимые продукты на рынке по фиксированным ценам. Наконец, активно использовалась частная благотворительность. Надпись из Македонии II в. рассказывает о человеке, пожертвовавшем на военные нужды 400 медимнов (1 медимн – около 50 литров) хлеба, 100 медимнов ячменя, 60 медимнов бобов и 100 мер вина.

В египетском папирусе, датируемом 199 годом, перечислены съестные припасы, которые местные жители были обязаны поставлять солдатам. Среди них – пшеничный хлеб, чечевица, ветчина, говядина, свинина, козлятина, вино и оливковое масло, необходимое для приготовления пищи, а также ячмень и другие разновидности фуража для лошадей и вьючных животных. Папирус из Оксиринха IV в. позволяет рассчитать рацион питания солдат, который включал 0,35 кг хлеба, 0,9 кг мяса, 1 литр вина и 100 г оливкового масла в день.

Важным источником пополнения мясной части рациона солдат являлась охота. Вегеций рекомендует набирать в армию охотников на оленей и кабанов. По надписям в составе армии известны охотники (venatores) и хранители зверинца (custos vivari). О военной охоте рассказывает в своём письме солдат какого-то вспомогательного отряда из египетской пустыни между Коптосом и Красным морем:

«Антоний Прокул Валериану. Начиная с месяца Агриппина до настоящего времени мы по приказу префекта охотимся на все виды диких животных и птиц. То, что мы добыли, мы отослали Цереалу, он отослал всё это, а также всё снаряжение, тебе…»

Известна также надпись Минициана, префекта алы из Вирдаля в Британии, который посвятил алтарь лесному богу Сильвану:

«Во исполнение обета за добычу огромного дикого кабана, которого не мог убить никто из ранее пытавшихся».

Наконец, при раскопках римских пограничных укреплений археологи регулярно находят в них в большом количестве и разнообразии кости диких животных, рыбьи кости и раковины моллюсков, а также косточки оливок, слив и винограда, которые привозились торговцами с юга и покупались у них военными.

В 1985 году Маркус Юнкельманн с группой из 11 реконструкторов предпринял 22-дневный переход от Вероны до Аугсбурга протяжённостью около 540 км. По результатам этого похода была написана книга «Легионы Августа. Римский солдат в археологическом эксперименте», в которой автор обобщил полученный им уникальный опыт. В книге предложен ряд рецептов римской походной кухни, взятых большей частью из римского кулинарного сборника Апиция.

Тесто для 1,5 фунтов хлеба замешивается из 500 г грубой пшеничной муки, 300 г подогретой воды, 20 г соли и 20 г дрожжей. По возможности, в тесто добавляется измельчённый лук, а также мёд. После замешивания тесто оставляется на 20 минут в закрытой посуде рядом с огнём, чтобы оно поднялось, затем оно вновь интенсивно взбивается и запекается в закрытом горшке или на большом плоском камне в зависимости от объёма 30–50 минут.

Для изготовления похлёбки берётся 2 л воды, 500 г пшеничной муки, 1 столовая ложка соли, половина столовой ложки чёрного перца, 1 луковица, 3 зубца чеснока, 50 г нарезанного кубиками сала, 100 г нарезанной кубиками говядины. Всё это помещается в бронзовый горшок, перемешивается и варится на открытом огне примерно 45 минут.

Наконец, рецепт напитка (conditum paradoxum), который пили во время торжественных застолий. Для его приготовления следует взять 2 л сухого белого вина, по возможности приправленного по-гречески смолой, 500 г мёда, 30 г растёртого чёрного перца, 10 лавровых листьев, 10 г шафрана, 5 размоченных в вине фиников. Пол-литра вина и мёд смешивают в большом горшке и доводят до кипения, снимают пену, добавляют перец, лавр, шафран и очищенные от косточек финики, затем убирают с огня, доливают остальное вино и подают на стол в охлаждённом виде.

Ссылка на основную публикацию

Adblock detector