Рецепт коктейля Помошь в самоубийстве

Фирма предлагает помощь в самоубийстве в течение одного дня

Швейцарская некоммерческая организация приходит в Германию, предлагая помощь в самоубийстве в течение одного дня

В тихом дворике на Идеен-стрит в Ганновере, рядом с автомастерской, швейцарская организация открыла в октябре офис, чтобы помогать немцам сводить счеты с жизнью.

Некоммерческая организация Dignitas, которая выступает за самоубийство с содействием, с 1998 года консультирует людей, желающих покончить с собой. Организация, главный офис которой находится в Цюрихе, помогает людям, желающим умереть (неизлечимо больным и старикам), использовать швейцарские законы о самоубийстве с содействием, самые либеральные в мире.

Dignitas занимается популяризацией своей деятельности за границей с момента ее основания, распространяя информацию через интернет и путем личных контактов. Теперь она продвинулась еще на шаг дальше, распространив свои физические операции за пределы Швейцарии, чтобы привлечь «членов», то есть людей, думающих о самоубийстве.

В октябре она открыла офис на первом этаже маленького жилого дома в Ганновере, городе с населением в 500 тыс. человек. Пять дней в неделю в комнате с окнами, закрытыми жалюзи, волонтеры принимают вопросы людей, интересующихся, как можно организовать собственную смерть.

Значительную долю членов Dignitas уже составляют жители Германии. По данным на октябрь, 253 немца, съездивших в Цюрих, приняли с помощью Dignitas в виде таблеток или инъекций смертельную дозу барбитуратов. Организация берет на себя правовую сторону дела и техническую поддержу, от получения лекарств до размещения тела. Если все идет гладко, член организации может умереть прямо в день приезда в Швейцарию.

Адвокат Людвиг Минелли, основатель Dignitas, заявил, что открытие офиса в Ганновере является реакцией на спрос на услуги организации. Но он добавил, что Dignitas ставит перед собой более масштабную задачу: заставить Германию, самою многонаселенную страну Европы, уступить требованиям общественности и легализовать самоубийство при содействии.

«Мы должны разрушить табу на обсуждение самоубийства, – заявил Минелли в телефонном интервью. – В целях эффективности надо иметь возможность предложить самоубийство с содействием, когда это является наилучшим решением. Мы вытащили проблему на свет и положили на стол».

Опросы общественного мнения в Германии, где каждый четвертый житель старше 60 лет, показывают, что огромное большинство выступает за самоубийство при содействии. Но предложения изменить законодательство неизбежно напоминают о мрачной истории страны при нацистах, которые возвели эвтаназию в ранг официальной политики и воспользовались ею для убийства 275 тыс. инвалидов.

«В такой стране, как Германия, с ее непростой историей, это тяжелая ситуация, – заявила Элизабет Хайстер-Нойманн, министр юстиции Нижней Саксонии, где находится Ганновер. – Мы рассматриваем подобные организации как путь к смерти».

Хайстер-Нойманн сказала, что панирует предложить законопроект, запрещающий деятельность Dignitas и подобных ей организаций в Германии, если эта деятельность «приобретает характер бизнеса» и за помощь людям в самоубийстве взимается плата. Dignitas утверждает, что является некоммерческой организацией, но не рассказывает о финансовой стороне дела. По сообщениям родственников ее членов и СМИ, клиентам, приезжающим в Цюрих, выставляют счета на сумму от одной до трех тысяч долларов.

Религиозные организации осуждают Dignitas за то, что она делает смерть привлекательным вариантом для отчаявшихся людей.

«Эти люди нуждаются в лечении, – заявила Марго Кессманн, лютеранский епископ Ганновера. – Они нуждаются в новых возможностях, чтобы жить. Но им предлагают выбрать кратчайший путь, а не слушать людей, которые любят их и заботятся о них. С моей точки зрения, это не смерть с достоинством. Это очень печально».

Присутствие Dignitas в Германии вызвало негативную реакцию медицинских ассоциаций и руководителей хосписов, которые утверждают, что организация переходит этические и нравственные границы, активно побуждая людей думать о самоубийстве, даже если болезнь излечима. Некоторые швейцарские чиновники тоже выразили недовольство планами Dignitas и опасения, что их страна становится притягательной для «туризма смерти».

Но пока Dignitas не собирается отступать. Она раздумывает об открытии филиала в Британии, на долю которой приходится около 20% клиентов организации.

Сторонники Dignitas в Ганновере говорят, что после открытия филиала потенциальные члены осаждают их звонками. Уве Кристиан Арнольд, уролог на пенсии и вице-президент филиала Dignitas в Германии, сказал, что организации, возможно, придется найти более просторное помещение и увеличить штат. «Спрос растет очень быстро, – заявил он. – Мы не были к этому готовы».

По словам Арнольда, немецкие врачи недовольны тем, что не могут облегчить страдания пациентов, обреченных на смерть. Закон обязывает немецких врачей вмешиваться, когда пациент пытается совершить самоубийство или ускорить смерть, включая случаи, когда человек неизлечимо болен и доживает последние дни.

«В нашей стране мы, врачи, беспомощны, мы не имеем права делать то, что можно интерпретировать» как попытку ускорить смерть, отметил Арнольд.

Однако, добавил он, многие врачи игнорируют закон и рассказывают пациентам, как взять ситуацию в свои руки, например смешав прописанные лекарства до фатальной дозы. «Все мы это делаем, – сказал он, – потому что мы хорошие врачи. Все мы немножко преступники».

В Швейцарии самоубийство при содействии разрешено с 1942 года, но на протяжении десятилетий это почти не привлекало внимания за ее границами. Ситуация изменилась семь лет назад, когда появилась Dignitas, которая начала разъяснять законы страны иностранцам.

Самоубийство при содействии является законным и в Нидерландах, но там условия жестче. Два врача должны подтвердить, что состояние пациента «невыносимо». В Нидерландах и Бельгии разрешена также добровольная эвтаназия: врачам, а не пациентам, позволено вводить смертельную дозу препаратов людям, страдающим неизлечимыми заболеваниями.

В США самоубийство при содействии легализовано только в Орегоне: врачи имеют право выписывать необходимые препараты неизлечимым больным, которым осталось жить менее шести месяцев.

В Швейцарии требования гораздо мягче. Пациенту нужно лишь один раз обратиться к врачу, чтобы получить разрешение, которое дают, если признают, что он дееспособен, принял решение без постороннего давления и рассмотрел все другие возможности, включая жизнь в хосписе.

Dignitas утверждает, что знакомится с историями болезней клиентов, их наследственностью и семейными обстоятельствами. По словам Минелли, он лично отговорил многих людей от самоубийства, когда они приезжали в Швейцарию, если выяснялось, что у них обычная депрессия.

По словам Минелли, 70% членов Dignitas, получив разрешение, так и не приехали в Цюрих. Многие, пояснил он, просто хотят твердо знать, что у них есть возможность совершить самоубийство, если жизнь станет невыносимой.

«Они знают, что аварийный выход открыт, – сказал он. – Они знают, что в любой момент могут позвонить нам и назначить встречу. Это снимает с них огромное напряжение».

Некоторые союзники Dignitas в дебатах испытывают неловкость, говоря о чрезмерно деловом подходе организации. Юрген Хайсе, член правления Немецкого общества за смерть с достоинством, сказал, что его организация, начитывающая 35 тыс. членов, выступает за самоубийство при содействии и добровольную эвтаназию, но выразил обеспокоенность, что деятельность таких организаций, как Dignitas, практически не контролируется.

Он добавил, что его тревожит и то, что агрессивное поведение Dignitas может спровоцировать негативную реакцию со стороны немецких политиков и общества. «Боюсь, что первая реакция пошла в нежелательном для нас направлении».

На другом краю Ганновера, в живописном месте, находится хоспис «Луиза» с освещенными свечами комнатами для восьми неизлечимо больных пациентов. Его директор Курт Блифенрнихт сказал, что в последние недели ему непрерывно звонят люди, пытающиеся связаться с Dignitas.

Блифенрнихт отказывается давать им номер телефона, поскольку является противником самоубийства при содействии, которое он называет «на редкость дешевым» выходом. Он пытается рассказывать звонящим о хосписе и других альтернативах. Часто людей заставляет думать о самоубийстве страх или незнание, заявил он.

«Это показывает, что в Германии существует реальная проблема, – сказал он. – Мы забыли, как вести себя со смертью и умирающими. Мы разучились об этом говорить».

Как «убить» себя быстро: список самых злых коктейлей в истории.

1. Коктейль «Три мудреца» представляет собой убойную смесь из равных частей бурбона, виски и скотча. В принципе он причислен к числу классических крепких напитков, однако всего одна порция этого напитка способна отправить в нокаут даже мужчину.

2. Примерно тем же эффектом обладает и коктейль «Кровавая река», который смешивается из одинакового количества рома, текилы и водки. Как правило, люди, решившие с его помощью развеселиться, заканчивают вечер в туалете, а следующее утро начинают с адской головной боли.

3. Для приготовления коктейля «Мертвый нацист» используются только ликер и перечный шнапс, смешанные в одинаковых пропорциях. Однако результатом употребления этого простого напитка может стать потеря сознания и памяти и, конечно, жуткое похмелье.

4. Если к ¾ рюмки водки добавить ¼ такой же рюмки сладкого сиропа, а затем в получившуюся жидкость капнуть пару капель жгучего соуса табаско, у вас получится довольно экзотический коктейль, который порадует своим вкусом ваших гостей, особенно если вы хотите от них побыстрее избавиться.

5. Людям, которые, находясь на каком-либо празднике, обязательно хотят увидеть его окончание, ни в коем случае не стоит пробовать популярный в некоторых барах коктейль под названием «Бобби Великолепный», который состоит из равного количества текилы, виски и содержащего тонизирующие средства алкогольного напитка, больше известного под названием «After shock».

6. Сейчас уже никто не вспомнит, почему интересный коктейль, включающий в себя текилу и большое количество соуса табаско, был назван именем одного из сортов тюльпанов «Прайри Файер». Однако многие завсегдатаи баров наверняка помнят свое плохое состояние после нескольких его порций.

7. Вкус коктейля «Розовый пенициллин» способен лишить человека и чувства меры, и ощущения реальности. Наверное, это происходит из-за сочетания молочных сливок с банановым шнапсом, арбузным ликером и сладким сиропом.

8. Еще одна убойная смесь на основе молока носит название «MustacheRide», готовится с использованием шоколадного молока, ликера и шнапса и часто становится причиной плохого самочувствия на следующее утро после употребления.

9. Самый противный коктейль, когда- либо придуманный человеком, носит соответствующее название -«Анализ мочи». Для приготовления этого уникального напитка берут равные части текилы и самого крепкого рома, смешивают их и нагревают. Знатоки рассказывают, что после одной порции коктейля состояние здоровья ухудшается на пару дней.

Рецепты самоубийств — в реестре запрещенных сайтов

Поделиться:

Госдума приняла закон о реестре запрещенных сайтов. (Уверена, что здесь это уже обсуждалось). В реестр запретов в том числе входят «рецепты самоубийств». Владелец или хостер должны удалять запрещенный контент в течение суток. У меня в этой связи вопрос. Одна моя неблизкая голландская знакомая в прошлом году покончила жизнь самоубийством. Не с первого раза. После первого раза очнулась через пару суток, еще через пару пришла в себя. Отдохнула и по-новой взялась за изучение вопоса как это сделать, но теперь чтобы уже наверняка. И таки сделала. (Я об этом узнала позднее, даже хотела блог написать, но потом как-то не написалось, а теперь вот прочла про реестр и опять всплыло — ведь если бы я написала все, что тогда узнала, то получается, что я бы повесила на Сноб рецепты самоубийств, которые она почерпнула из книги, купленной на амазоне, официально опубликованной и разрешенной к продаже). Хваленая голландская эвтаназия в этой ситуации не действует. Причины были депрессивного характера, психиатр отправил бы ее на принудительное лечение (как истинно голландский человек она этот путь опробовала, прежде, чем перейти к самостоятельному решению проблемы).

То есть Сноб был бы наказан, если бы я написала историю полностью, а он ее опубликовал и не удалил? А является ли в таком случае нарушителем сайт амазон, на котором можно купить книжку, по которой она пробовала самоубиваться по инструкции? То есть весь амазон надо заблокировать или линки на каждую книжку? И войдут ли туда художественные произведения, в которых один из героев по сюжету совершает тщательно описанное самоубийство?

Бывший глава Свердловской железной дороги покончил с собой на фоне обвинений в коррупции

Google заплатил 700 тысяч рублей штрафа за плохую фильтрацию поисковой выдачи

Два сотрудника Росгвардии покончили с собой в Ивановской и Вологодской областях. Ведомство проводит проверку

Лена, совершенно верно. Если бы указанный российский «закон» не нес бы в себе такое количество потенциальных угроз личной свободе законопослушных и ответственных граждан, он мог бы вызвать умиление своей детской наивностью. Верой в то, что если крепко-крепко закрыть глаза самому, а окружающих заставить это сделать (хоть бы и зашив им веки суровой ниткой), то пугающее тебя явление исчезнет. :)))))

Вот и приравняли гомосексуалистов к самоубийцам.

А что, символичненько.

Эту реплику поддерживают:

зашив им веки суровой ниткой

Вот где Вия не хватает ! :-))))

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

Вот где Вия не хватает !

— Лена, закройте веки.

Эту реплику поддерживают:

Хваленая голландская эвтаназия в этой ситуации не действует

Лена, а как ты считаешь, стоит ли разрешить эвтаназию для таких случаев? Заранее скажу, что у меня такой уверенности нет.

Эту реплику поддерживают:

Думаю, что надо рассматривать каждый отдельный психиатрический случай с учетом его конкретной истории. Думаю, что в данном случае история была.

надо рассматривать каждый отдельный психиатрический случай с учетом его конкретной истории

Правильно ли я тебя поняла, что ты считаешь, что если человек вменяем и его решение уйти из мира — серьезно, взвешенно и обдуманно, то право на эвтаназию должно быть дано?

Эту реплику поддерживают:

Я считаю, как и написала в предыдущем комментарии, что надо рассмотреть всю историю психиатрического заболевания

Эту реплику поддерживают:

надо рассмотреть всю историю психиатрического заболевания

Лена, я поняла, что ты считаешь необходимым изучить историю болезни пациента.

Мне неясно, что именно из истории болезни, какие факты, диагнозы (или что-то иное) должны по-твоему лежать в основе такого решения.

Эту реплику поддерживают:

Люся, у меня нет мнения на тему фактов и диагнозов медицинского состояния — ни в вопросах психиатрии, ни в любых других медицинских вопросах, которые являются основанием для рассмотрения запроса на эвтаназию.

Думаю, что по этому поводу есть смысл разговаривать только врачам.

Эту реплику поддерживают:

мне приходилось (в качестве психотерапевта) работать с людьми, которые совершали и две, и три, и даже более попыток «покончить с этой невыносимой жизнью». Думаю, мне повезло, что все они живы и продолжают радоваться этому или нести свой крест утрат и страданий. Подчеркну еще раз – мне повезло, и ни в коей мере не пытаюсь объяснить счастливый исход этих случаев своим терапевтическим искусством. Более того, и в реальной жизни, и в своей терапевтической практике всегда исходил из того, что каждый человек является единственным и полноправным распорядителем своей жизни. И только он имеет право решать – жить ему или умереть? Но когда мне приходилось сталкиваться с такими пациентами, исходно ставился один и тот же вопрос: «Вы пришли ко мне, чтобы я помог Вам жить или умереть?». Если – жить, я готов помогать. Если умереть – это без меня. Большинство (после некоторого обсуждения) приходили к выводу, что они еще не решили. И тогда мы заключали дополнительный контракт, что, прежде чем то или иное окончательное решение будет принято, мы его должны обсудить, как минимум, в течение трех сессий. В некоторых случаях такие обсуждения случались каждые полгода. К моему счастью они заканчивались позитивным (с моей точки зрения) решением. Но это позитивное решение мной не навязывалось, и даже никак не стимулировалось – мной исследовалось негативной решение. – Никаких советов, и не только этим пациентам, мной никогда не дается (за них нужно нести ответственность). Только вопросы. Но опыт показывает, что ситуативные решения наших пациентов или других людей, далеко не всегда следует воспринимать, как окончательные.

Хотя, мной и принимается идея, что наряду с физическими травмами, несовместимыми с жизнью, могут быть непереносимые психические травмы, я уверен, что они становятся непереносимыми, если невосполнимую утрату, горе или унижение не с кем разделить. Поэтому мне ближе сайты, где окружающим разъясняется, как помочь другому в преодолении ситуации безысходности.

Теперь два слова об эвтаназии. Думаю, Вам известно, что в свое время горячо любимый мной Зигмунд Фрейд (имея онкологический диагноз) заключил контракт со своим врачом, что если его мучения станут невыносимыми и унизительными для него, как для личности, врач позволит ему уйти из жизни достойно. Однако, вначале даже согласившись с этим условием выдающегося ученого, мои коллеги затем отказывались от его реализации.

Когда я был моложе, мне казалось, что Фрейд абсолютно прав. Сейчас, имея уже 40-летний врачебный опыт, воспринимаю эту позицию с сомнением. И дополнительно выскажу крамольную, но не лишенную оснований, мысль. Врачи тоже люди и их индивидуальные особенности и качества сильно отличаются. Есть врачи, которые с удовольствием работают в родильных отделениях, где каждый день появляется новая жизнь. Другие, в силу их индивидуальных предпочтений, сразу после окончания института отдают предпочтение моргам и анатомичкам. И в этом нет ничего предосудительного. Но наряду с миллионами врачей, которые призваны исследовать (в том числе в моргах и анатомичках) и хотят помогать и спасать, вполне могут существовать единичные «коллеги», получающие наслаждение от созерцания процесса умирания. И если будет создана такая «эвтаназическая служба», последние найдут в ней свое безусловное призвание. Известный случай «доктора-смерть», как мне представляется, относится как раз к такому варианту. Мне ни разу не приходилось сталкиваться с такими врачами, но хирурга и стоматолога с садистическими наклонностями (как два единичных случая) – к сожалению, встречал. Так что – проблема не так уж проста.

Эту реплику поддерживают: Гелия Делеринс

Спасибо за подробный комментарий, Михаил!

Вопрос эвтаназии как концептуальный и правовой решен на Западе уже довольно давно. Так что тема интересная — кто принимает решение и на каком основании — но на нее уже давно есть ответ, и колесо изобретать заново, мне кажется, не нужно.

Что касается вопроса — пришел за помощью, чтобы жить — да, полностью согласна. И Ваш описанный подход является понятным мне классическим подходом. Я тоже задаю вопросы, и не даю советы.

Вопрос, имхо, несколько в другом. Есть «неизлечимые» ситуации. Конкретно в описанной мной истории у человека была хроническая физическая болезнь, на фоне которой не помогали антидепрессанты. Человек много лет был в деперессии, похоронил всю семью после долгих лет ухода за тяжелобольными, возраст был под шестьдесят и перспектив объективно не было никаких.

Отношение, что если пришел за помощью умереть, то ответ «нет, иди куда-нибудь еще», совершенно понятен как ответ на вопрос, что делает специалист, практикующий в определенной правовой среде и с определенной школой и философией. Но я думаю, что бывают ситуации, в которых гуманнее помочь больному сохранить dignity в смерти, а не жадть, пока он expires.

Ну а Фрейд жил до нашей цивилизации в смысле медицинских этических норм. Чего стоит одна пьеса Сартра о нем — даже если отключиться от того, что он там много нахудожествовал, то все-равно есть некая правдивая основа. Одни его эксприменты по лечению истерии, которую он ввел в категорию заболеваний, чего стоят.

Эту реплику поддерживают: Тимур Седов

скажите честно, положа руку на сердце:

есть ли и как много — врачей, которые любят созерцать мучения больных, ставить медицинские опыты и т. пр.?

может ли врач отомстить за хамство или излишнее занудство больного прописыванием наиболее гадского лекарства?

большой ли % врачей прописывают лекарства с мыслями «интересно, а если вот так попробовать, что будет?»

как часто бывают ситуации, что врач в целях опыта и науки, не озвучивая больному, прописывает менее щадящее лекарство в пользу неизученнного тяжелого?

если обнаруживается, что ваш коллега, начальник вот так некорректно себя ведут, но доказательств для полноценного обвинения нет — как развивается ситуация и какие методы для изменения?

Эту реплику поддерживают:

есть ли и как много — врачей, которые любят созерцать мучения больных, ставить медицинские опыты и т. пр

Я полагаю, что среди врачей встречаются садисты, мазохисты, эгоисты, педофилы и просто безмозглые идиоты приблизительно в той же пропорции , что и в населении вообще. Вышли мы все из народа, дети семьи трудовой.

Я не думаю, что кто-либо становится врачом только для того, чтобы созерцать мучения. И не думаю потому, что любой психопат ( включая психопата-садиста) не в состоянии отложить удовольствие . Поэтому садист найдет какой-нибудь более короткий путь, чем шесть и более лет на медицинском факультете.

Самая мысль о разрешении или запрещении тех или иных медицинских областей деятельности на основании того, что могут найтись врачи с патологическими наклонностями, представляется мне полным кретинизмом. Давайте запретим педиатрию ( ай-яй-яй, там может оказаться врач-педофил!), гинекологию ( ну тут понятно ), заодно закроем хосписы ( там люди умирают, и кто-то из персонала может со сладострастием наблюдать за агонией.

Ссылка на основную публикацию

Adblock detector